Эксперт: в законодательстве о рекламе лекарств ограничения носят субъективный характер

Федеральная антимонопольная служба обвиняет трех международных производителей в ненадлежащей рекламе лекарств в России. Среди них – британская GlaxoSmithKline, итальянская Zambon Pharma и немецкая Bayer. По мнению ведомства, все они нарушили закон, запрещающий рекламные гарантии положительного действия лекарств.

Так, в телерекламе препарата «Колдрекс МаксГрипп» производителя GlaxoSmithKline утверждается, что он «быстро облегчает симптомы простуды и гриппа». При этом в течение 2 секунд на 1/52 площади кадра поясняется, что препарат «действует на симптомы в течение 20-30 минут».

По мнению ФАС, подобная подача информации не позволяют потребителям воспринять текст с указанием на реальное время действия лекарства на симптомы.

Еще один ролик, вызвавший нарекания ФАС, касается препарата «Ринофлуимуцил», который производит Zambon Pharma. Как подчеркивается в заключении, в рекламе отсутствует информация о времени действия на симптомы, обосновывающее утверждение «быстро снимает заложенность» (носа. – Прим. ред.). Между тем эта информация «является существенной для раскрытия смысла данного утверждения».

Третий, описанный антимонопольной службой пример ненадлежащей рекламы, связан с препаратом «Терафлекс» компании Bayer. Интернет-реклама представляет собой динамический баннер из трех кадров. В одном из них сообщалось: «Положительный эффект в 97 % случаев», со сноской: «Положительные результаты лечения были достигнуты на фоне терапии «Терафлексом» через 6 месяцев у 96,8 % пациентов».

«До сведения потребителей доносится сообщение о том, что применение препарата «Терафлекс» гарантирует положительное действие лекарственных препаратов и их эффективность в лечении боли в суставах», - заключает ФАС.

Производителям предписано устранить нарушения, кроме того ФАС направила материалы в Арбитражный суд для возбуждения дела об административном нарушении.

О том, насколько четко прописано законодательство в области рекламы лекарственных препаратов «ФВ» поинтересовался у партнера юридической фирмы Lidings Сергея Патракеева.

«В законодательстве о рекламе ограничения носят преимущественно субъективный характер, и это видно даже из формулировок, где нередко используются слова «создавать представление», «способствовать созданию впечатления», - отметил он. - Да собственно и сама реклама не оперирует объективным знанием, а апеллирует к чувствам. Поэтому и оценивают ее до определенной степени чувством».

По мнению юриста, к вопросу о гарантии положительного действия ФАС подошел достаточно креативно.

«К примеру, утверждение об эффективности в 97% случаев можно рассматривать как гарантию на будущее, только если это утверждение не является цитатой из исследования, обобщающего результаты, выявленные в прошлом, - подчеркнул собеседник «ФВ». - А вот утверждение о том, что препарат «снимает заложенность носа» - это вообще терапевтическое показание, а не гарантия результата. Если добавить к этому характеристику «быстро» («быстро снимает заложенность носа»), то это все равно не становится гарантией».

«В свою очередь введение потребителя в заблуждение имеет более объективный характер, и в части этого правонарушения выработана более солидная правоприменительная практика, тут есть свои предсказуемые критерии, - добавил Сергей Патракеев. - Хотя, конечно, остается и определенное пространство для усмотрения нарушения в каждом конкретном случае - например, читаемый или нечитаемый текст в ролике».

Подробности читайте в «ФВ» №11 (882) от 04.04.2017 г. в публикации «Три орешка для ФАС».

На фото: Сергей Патракеев.

Источник: pharmvestnik.ru

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *